Гройсман А. Психодраматическая модель творчества по Морено

Хорошие статьи о теории психодрамы

Непрочитанное сообщение Павел Корниенко 23 июн 2021, 22:50

Опубликована: Акмеология №3, 2002 г.
Источник: cyberleninka.ru
Корректура: psihodrama.ru


A.Л. Гройсман, Г.О. Горбатюк

Психодраматическая модель творчества по Морено


Этапы развития концепции Дж. Л. Морено


На сегодняшний день во всем мире существует две парадигмы теоретических представлений о психологических механизмах творчества: психоаналитическая концепция и марксистско-ленинские представления, в основном исповедуемые эстетикой.

Психоаналитической концепции, учениям 3. Фрейда и К. Юнга, развившего собственную концепцию аналитической психологии, противостояла система психодрамы Дж. Л. Морено.

Морено так описал свою встречу с Фрейдом: "Когда я работал в психиатрической клинике венского университета, мне довелось побывать на одной из лекций доктора 3. Фрейда. К тому времени Фрейд только что закончил свой анализ телепатического сновидения. Когда студенты столпились около него, он спросил меня, чем я занимаюсь: "Доктор Фрейд, - ответил я, - я начал там, где вы закончили. Вы работаете с людьми в искусственной обстановке вашего кабинета, я же встречаю их на улицах в их естественном окружении. Вы анализируете их сновидения и мечты, я пытаюсь сделать их смелыми, чтобы они могли мечтать снова. Я учу людей играть Бога"... Фрейд посмотрел на меня озадаченно и улыбнулся" (Первая психодраматическая семья, 1964. С. 16 -17).

Впоследствии пути их, как известно, разошлись, и Морено стал самым ярым противником психоанализа, так как его больше интересовало сознательное в человеке и в творчестве, а не бессознательное, не прошлое, не аналитическое. Сегодня ретроспективно вспоминая свою встречу с Морено, приезжавшего в 60-е годы в нашу страну, один из соавторов вспоминает его лаконичные и в то же время метафорически точные замечания в адрес психоанализа, сделанные им в Институте судебной психиатрии им. В.П. Сербского и в НИИ психоневралогии им. В.М. Бехтерева.

Морено говорил: "Во-первых, аналитический диван в одном измерении надо заменить на трехмерное пространство сцены, во-вторых, психоанализ убивает мечты людей, я же с помощью психодрамы заставляю их Мечтать по-новому, в-третьих, нет смысла психоанализом докапываться до темных глубин подсознания - от этого человек вторично заболевает неврозом, будучи испуганным и ошарашенным темным подсознанием прошлого. Надо покончить с психоанализом в пользу синтеза, который дает театральное пространство и сценическое воображение. Я за будущую интегральную и групповую психотерапию".

Он пробуждал у детей игру воображения и развивал их представления о будущем, создавая новые формы, новый порядок вещей, пробуждая креативность и спонтанность. Полагая, что невроз - обратный слепок с творчества, Морено разработал техники лечебного театра, которые благоприятно воздействовали на невроз и нейтрализовали его, пробуждали креативность и спонтанность.

Будучи студентом, Морено нередко посещал суды и наблюдал судебные процессы. Приходя домой, он со своими друзьями восстанавливал происшедшую драму и процесс судебного разбирательства. Морено играл все роли, в том числе судьи и присяжных, и на основании этого предсказывал исход дела, объясняя, почему потерпит поражение адвокат, насколько убедительно выступал свидетель и т. п. Так появились первые наброски еще двух техник будущей психодрамы: дублирование ролей и обмен ролями.

В "группах встреч" обсуждались различные психологические трудности в общении людей разного пола и разного вероисповедания, поощрялась безымянная техника, ставшая основой групповой психотерапии, которая "нейтрализует психологические трудности, ослабляет Эго, подчеркивает значимость другого человека и значительность приобретает сама группа как единое целое" (Морено Дж.Л. Кто сможет выстоять? 1953).

Развивая психодраматические основы групповой психотерапии, Морено с 1918 года работает не только в Венском театре импровизации, но и в лагере для беженцев в Австрии и Венгрии, следя за процессами, происходящими в больших группах, предлагая свои методы решения социальных проблем и развивая психодраму до уровня социодрамы.

В спектаклях Венского театра импровизации он описывает так называемый "синдром Барбары", предлагая новую психотехнику интегральной психотерапии взамен психоаналитической фрейдовской, в то же время оставаясь еще приверженцем фрейдовской трехслойной концепции личности: Я, Сверх - Я, Оно.

Опираясь на теорию ролей Парсонса и других социологов, он разрабатывает свои концепции участников психодраматического действия. Он предлагает заново проиграть ситуацию, вызывающую психологические затруднения, и открывает, что повторные проигрыши психодраматических сессий уменьшают драматизм переживаний, вызывая не только освобождение от психологической тяжести, но и смех.

В 1921 году Морено покинул традиционную медицину и погрузился в мир театра. Он искал свой путь, ему хотелось не только писать, но и действовать. 1 апреля 1921 года состоялась первая социодрама - "Метод интенсивного драматического действия, направленный на работу со взаимоотношениями между группами и с коллективными ценностями". В отличие от психодрамы, где на первом месте находится рост отдельного человека в группе и с помощью группы, субъектом социодрамы являются групповые ценности и предрассудки. Социодрама направлена на разрешение проблем, возникающих между членами отдельных подструктур внутри группы или между несколькими группами. Социодрама отличается и от аксиодрамы, где в центре внимания находятся культурные "консервы" и стереотипы отдельного человека, от которых ему следует освободиться.

Морено открывает психодраму постепенно, исследуя на практике разнообразные альтернативы и поведенческие тренинги. Он развивает методы психодрамы как средства для поиска личной "правды". Тогда же он начинает осознавать необходимость разогрева как начальной стадии психодрамы и последующей части психодраматической сессии - психодраматического действия. Заключительной стадией психодраматической сессии становится "шеринг", представленный "терапией зрителей", уточняется распределение ролей: протагонист, проблема которого и разыгрывается в сессии, директор психодрамы (руководитель сессии), вспомогательные Я (альтер-эго) и подыгрывающие зрители.

В 1925 году Морено эмигрирует в Америку. Начинается второй этап развития психодрамы. В результате двадцать лет у Морено ушло на продуктивное развитие системы психодрамы, объединяющей различные аспекты его философии и практики. Он имел невероятной профессиональный успех во всем мире. Его Музами явились две женщины - Марианна Лорницо и Зерка Тэман, впоследствии Морено. Эти две женщины - одна в Австрии, другая в Америке - были последовательно не только женами, но и соратницами, помогая развиваться идеям Морено, всемерно вдохновляя его.

Новый этап развития психодрамы менее противоречив, менее эклектичен; появляются классификационные признаки системы и четкая дифференцированность, несмотря на сходство с такими подходами, как терапия фиксированной роли (Келли, 1955), обучение социальной модели (Бандура, 1971), гештальт-терапия (Перлз, 1973), группы встреч (Шутц, 1971), драма-терапия (Дженнингс, 1986, Лэнди, 1986), и с другими методами, связанными с действиями. Хотя эти методы могут содержать один или несколько элементов психодрамы, но ни один подход не включает в себя психодраматическую систему целиком.

Психодраматическая модель спонтанности и креативности


Театральное перевоплощение существует почти столько же, сколько и цивилизация. Исполнение роли, постановка пьесы и другие приемы, заимствованные повседневностью у театра, имеют те же цели в драматургии человеческих жизней. Неудивительно, что эти приемы были использованы при лечении и стали частью психотерапии. Дж. Л. Морено - пионер в использовании драматургических элементов в терапии - назвал открытый им метод психодрамой.

Разработанный Морено метод психодрамы основан на допущении, что люди - это "актеры", выходящие на различные подмостки в течение жизни. Сложности в жизни требуют от человека повышенной способности к адаптации и саморегуляции. Психодраматические сцены изображают предсказуемое развитие событий или внезапные жизненные кризисы, внутренние конфликты или запутанные взаимоотношения.

Оригинальные определения Морено часто непоследовательны и противоречивы, особенно когда речь идет о целях психодрамы. Например, ему принадлежат такие различные определения психодрамы: теология с религиозными постулатами (Морено, 1920), форма драматического искусства с эстетическими идеалами (Морено, 1923), политическая система с общественными ценностями (Морено, 1953), наука с исследовательскими претензиями (Морено, 1953), психотерапевтический метод с целью излечения и философия жизни. П.Ф. Келлерман полагал, что психодрама должна быть определена не как теология, политическая система, наука или способ жить, но как специфический психотерапевтический метод, подход к решению психологических проблем [1].

Тот же П.Ф. Келлерман считает, что, несмотря на то что социометрия и групповая терапия часто являются важными элементами психодраматической практики, они все же не представляют собой неотъемлемую часть психодрамы и должны быть концептуально отделены от нее.

Еще одна причина сложностей в определении психодрамы возникает в силу того, что для психодрамы спонтанный опыт, импровизационное действие и общее сходство с игрой имеют очень важное значение. Несмотря на то что каждая сессия сильно отличается от другой, в целом психодраматический процесс имеет общую структуру. Протагонист, хотя и обладает оптимальной степенью свободы самовыражения, всегда следует некоему процессу с установленными стратегиями интервенций и фазами развития. Следовательно, игра, как таковая, как бы она ни была эмоционально выигрышна, не может быть названа психодрамой, поскольку лишена необходимой структуры.

П.Ф. Келлерман дал такое .определение психодраме: психодрама - это метод психотерапии, в котором клиенты продолжают и завершают свои действия посредством театрализации, ролевой игры, драматического самовыражения.

Главное преимущество приведенного определения психодрамы состоит в том, что оно дает возможность четко разделить различные методы и стили терапевтической практики в соответствии со следующими факторами:
  • Контекст - человек, группа, семья, окружение.
  • Фокус - личность, группа или тема.
  • Локализация - in situ, сцена, школа, больница, клиника.
  • Школа (подход) - фрейдизм, моренианство, адлерианство, роджерианство и т. д.
  • Теоретическая ориентация - психодраматическая, психоаналитическая, бихевиористская, экзистенциальная, гуманистическая.
  • Терапевтическая цель - уменьшение симптомов, кризисное вмешательство, разрешение конфликта и личностные изменения.
  • Терапевтическое вмешательство - директивное, поддерживающее, конфронтационное, реконструктивное, проявляющее, поясняющее.
  • Главные терапевтические факторы - высвобождение эмоций, когнитивный инсайт, межличностная обратная связь, поведенческое научение.
  • Время и частота сессий - периодические, продолжающиеся, одиночные, марафон, сессии с ограничением времени.
  • Участники психодрамы - возраст, пол, диагноз.

Эти факторы, каждый в отдельности и все вместе, могут быть рассмотрены как переменные, оказывающие большое влияние на процесс и результат психодрамы.

Хотя и существует множество факторов, влияющих на процесс психодрамы, можно выделить несколько общих черт классической практики. Это центрированность на протагонисте в терминах, наиболее подходящих времени и частоты сессий (когда?), пространственного окружения (где?), характеристик клиента (для кого?), характеристик терапевта (кем?), характеристик группы и вспомогательных лиц (с кем?).

В психодраме используется как вербальная, так и невербальная коммуникация. Разыгрывается ряд сцен, изображающих, например, воспоминания о специфических событиях прошлого, незавершенные ситуации, внутренние драмы, фантазии, сны, подготовку к предстоящим ситуациям с возможным риском или непроизвольные проявления психических состояний "здесь и сейчас". Эти сцены либо приближены к реальной жизненной ситуации, либо выводят наружу внутренние ментальные процессы. Если требуется, другие роли могут взять на себя члены группы или неодушевленные объекты. Используется множество техник - обмен ролями, дублирование, техника зеркала, конкретизация, максимизация и монолог.

Психодрама может оказаться полезной только тем, кто способен и достаточно мотивирован, чтобы участвовать в довольно сложном психическом ритуале, характерном для данного подхода. Способность играть роль и одновременно не терять контакта с внешней реальностью кажется минимальным требованием для участников. Более того, участники должны уметь испытывать взрывы эмоций без потери самообладания, быть хоть сколь-нибудь расположены к общению и установлению межличностных взаимоотношений, обладать минимальной толерантностью к грусти и фрустрации, а также, пусть отчасти, психологическим мышлением и способностью к адаптивной регрессии в интересах Я.

Психодраматический метод доказал свою эффективность и полезность для многих типов людей, включая заключенных, алкоголиков, наркоманов, пациентов, страдающих заиканием, детей с психическими травмами. Психодрама с успехом применяется в семейной терапии, помогает в преодолении экзистенциальных кризисов. Эффективное использование психодрамы в работе с подростками, аутичными детьми, закоренелыми преступниками, анорексиками, лицами, подвергшимися сексуальному насилию, алкоголиками и онкологическими больными описано П. Холмсом и М. Карп [7]. Согласно Г. Лейтц [3], психодрама является методом для работы с межличностными проблемами более или менее нормальных людей, а также невротиков, психотиков, нарциссических пациентов и людей со сходными расстройствами. Психодрама помогает здоровому клиенту разрешить актуальные проблемы, невротику - раскрыть детские конфликты, психотику - вновь обрести реальность посредством осмысления конкретных действий, а нарциссическим клиентам добиться улучшения посредством сепарации и индивидуации [3].

Психодрама является жизнеспособной альтернативой другим психотерапевтическим методам в достижении более адаптивного поведенческого стиля, в изменении антисоциального и других типов нежелательного поведения. Исследования последователей Морено показали, что психодрама, используемая достаточно опытными профессионалами, осознающими ее ограничения, может быть полезна как сама по себе, так и вместе с многочисленными методами психотерапии - будь то поведенческая, психоаналитическая или экзистенциально-гуманистическая психотерапия.

Поланский и Харкинс (1969) полагают, что психодраматическая ситуация может быть использована для того, чтобы ввести в игру большие внутрипсихические силы. Если они задействованы, некоторые пациенты достигают потрясающих результатов на пути к окончательному выздоровлению.

Цель психодрамы состоит не в том, чтобы дать "исцеление", а в том, чтобы сделать личность спонтанной и творческой, насколько это возможно (в рамках индивидуальности) для каждого из участников.

Стоит упомянуть, что психодрама исследует не только открытое поведение и скрытое сознание индивидуума, но и целый мир межличностных отношений. Спонтанность была определена Морено как "ответ различной степени адекватности на ситуацию различной степени новизны" (Морено, 1953). Это определение откровенно бихевиористское; здесь подчеркивается, что конечной целью психодраматического процесса является нормальное, адекватное и оптимально адаптивное поведение. В согласии с работами Бергсона (1928) и Пирса (1931), которые Морено часто цитирует в своих трудах, спонтанность - это экзистенциальный феномен. В экзистенциальной психодраме спонтанность определяется как свободный немедленный первый ответ, который не может быть измерен и оценен количественно. В соответствии с этим человек должен рассматриваться как единое целое, как живой и смертный, в мире и вне его, в той или иной ситуации и в столкновении с другими, важными в его жизни людьми.

Но Морено (1965) не принял позиции "или - или" потому, что чувствовал, что человек - это нечто большее, чем просто физиологический, социальный или биологический организм. Подобная точка зрения привела Бишофа (1964) к классификации теории личности Морено как теории биосоциального взаимодействия. По этой теории человеческие существа обладают развивающимися функциями, обретающими форму под воздействием постоянного взаимодействия между биологическим организмом и социальной средой, и все аспекты этого двойственного комплекса находятся в постоянном движении

Поведенческая психодрама основана на детерминизме и требует научного объяснения явлений поведения в терминах независимых переменных. Аналогичным образом и психоаналитическая психодрама основана на детерминизме, коль скоро она делает попытки объяснить поведение человека на основе прошлых событий.

Экзистенциальная психодрама является недетерминистской, так как пытается понять человеческие мотивы и намерения. Экзистенциальные психодраматисты предпочитают ставить вопрос в описательной манере: как человек действует, а не почему он ведет себя тем или иным образом.

Морено критиковал Фрейда за то, что тот слишком полагался на психический детерминизм, не оставляя достаточного шанса спонтанности. В своей теории спонтанности Морено пытался создать функциональный рабочий детерминизм, где в "развитии личности возможны оригинальные, по-настоящему творческие моменты принятия важных решений, лишенные тех ужасающих пустот, которые представляют собой страх, что за этими моментами - никакого уютного прошлого, откуда они могли бы возникнуть" (Морено, 1972). Эти моменты, согласно Морено (1951), "действуют в совершенно ином измерении, чем континуум прошлого - настоящего - будущего, и стоят вне подчинения причинности и детерминизму".

Интегративная психодрама пытается объединить эти позиции. С одной стороны, воспоминания о прошлых событиях присутствуют в психодраме как источник понимания того, каким образом эти события сформировали поведение в настоящий момент. С другой стороны, прошлый (и будущий) опыт экстернализуется, чтобы дать возможность более полно почувствовать существование здесь и сейчас

Если главная цель состоит в том, чтобы собрать информацию об объективном процессе, нужно использовать логико-эмпирический подход к психодраме. Если цель - в освобождении и понимании себя, следует использовать описательный, феноменологический или ориентированный на процесс (герменевтико-диалектический) подход.

Поведенческая психодрама ориентирована на четкие факты, количественные исследования и эксперименты с контролируемым исходом. Экзистенциальная психодрама ориентирована на качественные исследования, изучение процесса, рассмотрение единичных случаев. Интегральная психодрама ставит задачей объединение количественных и качественных методов в каждом единичном случае.

Сам Морено признавал сложность, изначально заложенную в оценке исследования психодрамы (Бишоф, 1964). "Существовало два мнения. Одни утверждали, что обычные стандарты надежности и значимости не представляются подходящими для психодрамы. Согласно второму мнению, современные методы оценки значимости вполне приемлемы. Эти два мнения не исключают одно другое. Два метода оценки ("экзистенциальный" и "научный") можно сочетать" (Морено, 1968).

Морено отказывался разделять реальность, стремился достичь целостности любой ценой. Он предпочитал соединять противоречия воедино и стремился отыскать черты сходства, а не различия в противоположных концепциях.

Интегративным усилиям Морено предшествовали работы Стерна (1938), который критиковал односторонние подходы, осуждая бихевиоризм за то, что тот исключал из рассмотрения интроспекцию, психоанализ за то, что он исключал изучение феноменов поведения, экспериментальную психологию за то, что она исключала данные человеческого опыта.

Функциональные аспекты психодрамы


Психодраматист должен быть знающим и умелым профессионалом в таких областях, как психиатрия, социология, медицина, биология, антропология, педагогика и психология групп. Чтобы практиковать психодраму, нужно овладеть основными навыками индивидуального психотерапевта, театрального актера.

Все психодраматисты играют несколько специфических и иногда перекрывающихся ролей. Морено (1972) назвал их ролями режиссера, терапевта-консультанта и аналитика. Келлерман добавил к этим ролям еще роль группового лидера.

Аналитик-психодраматист - это сочувствующий слушатель, стремящийся различать личностные и межличностные явления. Первичная задача данной роли состоит в том, чтобы овладеть детальным пониманием чувств, мыслей, поведения и отношения участников с генетической, топографической, динамической, экономической, структурной, адаптивной и психологической точек зрения (Rapaport, 1960).

Как аналитик действия, психодраматист пытается объяснить поведение в настоящий момент либо в контексте прошлого опыта (повторяющееся действие), либо в контексте противодействия, разрядки или коммуникативного действия. Умение эмпатически сопереживать - необходимое условие для исполнения роли аналитика в психодраме. П.Ф. Келлерман выделил пять стадий анализа действия в процессе получения психодраматистом знаний о протагонисте.

1. Психодраматист улавливает ту информацию, которую протагонист сообщает ему как вербально, так и невербально (объективное восприятие). Некоторые психодраматисты на данном этапе становятся "дублями" протагониста - процесс, называемый в НЛП "следованием". Критерий хорошего восприятия объекта заключается в ощущении ясности и точности; результатом является объективное знание протагониста.

2. Психодраматист эмоционально "сливается" с протагонистом, одновременно оставаясь самим собой. Для этого он должен овладеть отточенной интуицией и умением одновременно быть близким и отстраненным.

3. Психодраматист расшифровывает неявные сообщения и обнаруживает (отыскивает, находит) скрытые смыслы в том, что открыто выражается протагонистом. Необходимо читать между строк, чтобы понять, о чем текст не сказал или не мог сказать (Palmer, 1969).

4. Психодраматист информативно сообщает протагонисту, что было им понято. Здесь нужны большая чуткость и разумный выбор момента, чтобы не высказать поспешных и незрелых выводов о протагонисте.

5. Психодраматист старается получить от протагониста подтверждение своего понимания и, если понимание не вполне верно, должен быть готов скорректировать его. При общении с протагонистом необходимо сохранять "сократическое неведение".

Постановщик-психодраматист создает красивый театр, придавая сессии эстетическую ценность. Согласно Морено (1972), психодраматисты - инженеры координации и постановки; они должны быть постоянно готовы к тому, чтобы использовать каждый ключ, предоставленный протагонистом, для создания драматического действа.

Психодраматист индуцирует спонтанность на сессии собственным энтузиазмом, воображением и желанием представить каждую сессию как новое приключение. Согласно М. Карп (1988), "директор должен обладать истинным ощущением игры, веселья и свежести и воплощать как юмор жизни, так и ее пафос" . "Как драматург психодраматист направляет диалоги, создает и разрешает конфликт. Как скульптор - лепит пространство. Как дирижер оркестра - смешивает материал из многих источников" (Riebel, 1990). Согласно терминологии, принятой в театре, психодраматист должен уметь сочетать метод

Станиславского (эмоциональная вовлеченность и вхождение в образ) с брехтовским соблюдением дистанции и отстранения. Эти две позиции отражают две задачи психодраматиста как постановщика - переживание и наблюдение.

Терапевт-психодраматист служит проводником перемен, воздействуя на протагониста способами, облегчающими излечение. В качестве терапевтов психодраматисты проводят многочисленные интервенции, призванные облегчить страдания и продвинуть протагонистов еще на один шаг вперед в их терапевтическом путешествии.

Они должны облегчать воспоминание и переживание сцен прошлого и сопровождающих их аффектов, уметь справляться с многочисленными сопротивлениями, постоянно возникающими в ходе психодраматического "исследования". Терапевтические интервенции - это сознательные акты влияния, рассчитанные на то, чтобы вызвать терапевтический (предупреждающий, стабилизирующий, восстанавливающий, развивающий, поддерживающий) импульс, они являются возможными ответами на то, что протагонист делает или говорит.

Невербальные интервенции включают, к примеру, терапевтическое использование физической дистанции, голоса, контакта глаз, позы или намеренного молчания с целью стимулирования работы воображения. Одной из самых сильных невербальных интервенций в психодраме является физическое прикосновение. Одна из труднейших задач, стоящих перед психодраматистом, состоит в том, чтобы найти оптимальную для прогресса протагониста физическую дистанцию.

К вербальным интервенциям, часто используемым в психодраме, относятся конфронтации, прояснение, интерпретация, катарсис, принятие, суггестия, совет, обучение и самораскрытие.

Конфронтация создается путем утверждений, фокусирующих внимание протагониста на очевидных, центральных или важных моментах, которые должны подвергнуться дальнейшему исследованию. Например входя в конфронтацию с каким-либо чувством протагониста, психодраматист приковывает внимание к этому чувству, прокладывает путь к дальнейшему анализу данного чувства. Конфронтацию можно также рассматривать как интервенцию, не позволяющую пациенту избегать неприятных тем и удерживающую его "на месте". Но конфронтацию можно использовать только в рамках безопасных и поддерживающих взаимоотношений, когда ощущение надежности усиливает способность протагониста переживать болезненные эмоции.

Прояснение достигается с помощью уточняющих вопросов о том, что только что было сообщено, и необходимо для получения более детального описания ситуации.

Интервенции - это вербальные объяснения, раскрывающие источник, историю или причину переживания: объяснения, призванные создать для этого переживания "когнитивную рамку". В противоположность классическому психоанализу, который дает словесные интерпретации, психодрама вводит новые инсайты посредством дублирования, обмена ролями или других методов действия, таким образом подчеркивая постепенный процесс эволюции инсайта-в-действии.

Катарсис связан с усилиями психодраматиста, направленными на то, чтобы вызвать освобождение сдерживаемых чувств. Специфика функции катарсиса в психодраме состоит в том, что он служит не только для облегчения эмоционального отреагирования, но и для интеграции выражаемых чувств.

Принятие состоит в том, что психодраматист, независимо ни от каких обстоятельств, проявляет к протагонисту во время сессии положительное отношение. Это создает необходимую свободную атмосферу, в которой протагонист может выразить себя, не боясь критики и осуждения.

Суггестия - это наведение у протагониста измененного состояния сознания; суггестия может вызвать род транса, похожий на тот, который возникает при гипнозе. Суггестия используется для пробуждения воспоминаний, фантазий, мечтаний и как приглашение к регрессии в более ранние состояния.

Совет и обучение являют собой дидактические инструкции, дающие протагонисту информацию или руководство. Стараясь усилить желательное поведение и ослабить нежелательное, психодраматист использует скорее похвалу и одобрение, чем негативную критику и осуждение.

Самораскрытие происходит, когда психодраматист делится своими переживаниями, которые он испытывает в данный момент, или прошлым опытом, чувствами и мыслями. Позиция "прозрачности", занимаемая многими психодраматистами, оттеняет как реальные, так и связанные с переносом аспекты взаимодействия клиента и терапевта.

Умелое направление эмоциональных, интеллектуальных и адаптивных ресурсов протагониста в благоприятном, разумном направлении является необходимой составляющей работы психодраматиста.

Психодраматист как групповой лидер управляет групповыми процессами с целью создания конструктивного рабочего климата (Bion, 1961) и структуры социальной поддержки в группе. Согласно Морено "директор - это воплощенный символ сбалансированного действия, оркестровки, интегрирования, синтеза, единения всех участников в группе" (Морено, 1972/1973). Психодраматист должен уметь:
  • организовать групповую структуру (время, состав, место встречи и процедуру оплаты);
  • установить групповые нормы относительно, например, конфиденциальности, принятия решений, физического контакта, социального взаимодействия вне группы и межличностной ответственности;
  • добиться групповой сплоченности, регулировать уровень напряжения и поддерживать интерес к целям группы;
  • поощрять всех членов группы к активному участию, облегчать взаимодействие и коммуникацию между ними, прояснять возникающие отношения путем использования методов психодраматического действия или вербальных интерпретаций;
  • устранять препятствия в развитии групповой атмосферы сотрудничества (например, справляться с конкуренцией в группе таким образом, чтобы для членов группы это было корректирующим обучением).

Каков идеальный тип ведущего группы в психодраме? Либерман и др. (1973) перечисляют четыре функции лидерства: эмоциональная стимуляция, забота, придание смысла и исполнительская деятельность. Из этих четырех аспектов можно вывести несколько стилей психодраматического лидерства: "источник энергии", "источник благ", "социальный инженер", "непредвзятый", "попуститель" и "менеджер". Идеальный тип группового лидера в психодраме - это человек, нашедший оптимальное равновесие между четырьмя ролями психодраматиста и собственной личностью; человек, который наряду с прочим способен менять стиль лидерства в зависимости от требований конкретной ситуации.

Психодраматист, как танцор, или "ведет" протагониста, или следует за ним. Ведя, психодраматист начинает действие с уверенностью, направляет его со знанием цели и назначения. Следуя, психодраматист внимателен к протагонисту и позволяет ему принимать решения и направлять процесс. Есть, однако, еще и третья, идеальная позиция лидерства в психодраме, когда психодраматист и протагонист работают вместе как настоящая команда, с равным статусом, вместе принимая решения и вступая во взаимоотношения "беру и отдаю". С точки зрения этой идеальной позиции психодраматисты должны быть внимательны к чувствам протагонистов, время от времени твердо и в позитивном духе настаивая на осуществлении критически важных действий. По выражению Г. Лейтц, "психодрама действительно оказывает терапевтическое действие только тогда, когда директор "качается на одних качелях с протагонистом" [3].

Таким образом, лидерство должно быть основано не только на иррациональных личностных свойствах (таких, как демагогические способности), но и на рациональной (профессиональной) компетентности и регулярно подвергаться оценке и критике.

Лидеры должны:
  • стремиться к уменьшению неравенства между ними и клиентом и не усиливать своей власти;
  • уважать временную потребность своих последователей идеализировать и быть зависимыми;
  • уметь преодолевать чувство разочарования, возникающее у индивидуумов и групп, когда их потребность в зависимости не получает удовлетворения;
  • быть способны адекватно оценивать свои достоинства и недостатки и не обольщаться властью, приписываемой им.

Структурные аспекты психодрамы


Структурные аспекты психодрамы тесно связаны как с процессами, происходящими внутри пациента, так и с интервенциями терапевта. Психотерапевты разных школ отмечают ряд различных "основных" факторов, которые, как они полагают, оказываются наиболее эффективны в практикуемом ими определенном виде терапии.

Психоаналитики подчеркивают важное значение реконструирующего самопонимания, или инсайта, для появления долгосрочных изменений личности.

С точки зрения социального научения изменения происходят посредством действия когнитивных процессов или схем. Личностно-ориентированные практики полагают, что первостепенное значение имеют качества терапевта, в особенности позитивное отношение, точно рассчитанная эмпатия и конгруэнтность.

Терапевты-бихевиористы отстаивают убеждение, согласно которому терапевтическое изменение может быть понято только в концептуальных рамках обучения путем поощрения и наказания.

С позиции некоторых гипнотерапевтов, ни один из вышеперечисленных факторов не может соперничать по важности с терапевтическими парадоксами, которые вводит терапевт для достижения изменения второй ступени.

Наконец, многие авторы отмечают влияние "неспецифических", или "экстратерапевтических", целебных сил, которые действуют не только в психотерапии, но и в профессиональных отношениях, "сами по себе" - таких, например, как эффект плацебо.

Хотя названные школы психотерапии выделяют лишь по одному специфическому терапевтическому аспекту, некоторые авторы попытались представить целый список важных для психотерапевтического лечения факторов, которые можно концептуализировать как "общие знаменатели" различных психотерапевтических подходов.

Например, Франк (1961) предположил, что психотерапия представляет новые возможности для переживания и когнитивного обучения, вселяет надежду на облегчение, позволяет почувствовать успех, помогает преодолеть отчуждение от себе подобных, возбуждает эмоции, предоставляет новую информацию об источнике проблемы и дает свежие решения.

По мнению Бандуры (1977), все эффективные психологические воздействия изменяют определенный компонент "Я-схемы", а именно субъективную личностную эффективность. Бандура выделил четыре источника информации, несущие возможность перемены разной степени: словесное убеждение, возбуждение эмоций, замещающие переживания, успешное выполнение задач.

Сандберг и Тайлер (1962) предположили, что психотерапия укрепляет мотивацию пациента "поступать правильно", ослабляет эмоциональное давление путем облегчения катарсиса, высвобождает потенциал для роста, изменяет привычки, модифицирует когнитивную структуру, углубляет самопознание и облегчает межличностные отношения.

Мормор (1962) предположил, ч(о психотерапия уменьшает напряжение посредством катарсиса, дает когнитивное научение, оперантное обусловливание и возможности идентификации с терапевтом, а также предоставляет возможность повторять однажды пройденные испытания реальности.

Наконец, Лазарус (1973) в своей мультимодальной системе "базового Id" предложил семь интерактивных модальностей, влияющих на перемену: поведение, аффект, ощущение, воображение, познание, межличностные отношения и медикаменты.

Психодрама использует множество факторов исцеления, и замечание Блатнера (1973), пришедшего к выводу, что самый реалистический взгляд на психодраму состоит в том, что она функционирует в рамках эклектического подхода к отношениям между тем, кто помогает, и тем, кто нуждается в помощи, кажется очень взвешенным. В лечении индивидуальных протагонистов можно гибко применять разные аспекты для различных терапевтических целей, таких, как тренировка в роли, уменьшение симптома, кризисная интервенция, общее познание себя, разрешение конфликта или изменение личности.

По словам Файна (1979), если простых методов поведенческого обучения недостаточно для достижения целей пациента, нужна более глубокая психодраматическая или психосоциальная терапия.

Корзини и Розенберг (1955) на основе анализа 300 статей по групповой психотерапии обнаружили девять основных классов терапевтических факторов, которые можно объединить в три более широкие категории:
  • эмоциональные: приятие, альтруизм и перенос;
  • когнитивные: терапия "зрительского места", универсализация и интеллектуализация;
  • действенные: апробация (испытывание) реальности, вентиляция и взаимодействие.

В 1960-х годах начались систематические исследования этой области. Ялом выделил двенадцать лечебных факторов групповой терапии, которые обозначил так:
  • понимание себя (инсайт);
  • межличностное обучение;
  • универсальность;
  • надежда;
  • альтруизм;
  • символическое воссоздание первичной семейной группы (повторение семьи);
  • катарсис;
  • сплоченность;
  • идентификация;
  • руководство;
  • экзистенциальные проблемы.

В исследовании, предпринятом Яломом, Тикленберг и Джилула (1975) на основе относительно небольшой выборки, было установлено, что межличностное обучение, катарсис, взаимосвязанность, сплоченность и инсайт были факторами, наиболее высоко оцененными субъектами.

Зерка Морено считает терапевтическими следующие аспекты психодрамы:
  • фактор "реальных" взаимоотношений ("теле");
  • самораскрытие;
  • искренность терапевта;
  • познание себя в благорасположенной группе (экзистенциальная значимость);
  • катарсис интеграции;
  • инсайт в действии.

3. Морено называла психодраму "лабораторией без наказаний для обучения тому, как надо жить" (из личной беседы А.Л. Гройсмана с 3. Морено).

Когда Г. Лейтц попыталась ответить на вопрос, чем же эффективна психодрама, она сосредоточила свое внимание на специальной обстановке (сцена), действии спонтанном игры, функции вспомогательных лиц и на психотерапевтических техниках (дубль, зеркало, обмен ролями), которые, по ее мнению, теоретически выведены из анализа условий раннего развития человека. Она добавила, что, если сделать конфликт осязаемым, конкретным и видимым, он становится необязательным и человек может измениться [3].

Супруги Блатнер (1988) обобщенно сформулировали психологические основания психодрамы: "Использование врожденной тенденции к игре можно распространить за пределы терапии с детьми и применять в лечении подростков и взрослых. Использование техник, добавляющих живости переживаниям, и активность позволяют укрепить силы пациента. Включение ориентации на выработку навыка затрагивают более глубинные слои, в то же время поддерживая когнитивные элементы терапевтического альянса. Развитие каналов самовыражения помогает появлению здоровых сублимаций для ранее подавлявшихся эмоциональных потребностей".

Другим важным аспектом терапии является концентрация на будущем и применение "техник для развития способности создавать более живое "идеальное Я". Используя это, психотерапевт помогает пациентам построить более функциональные мостики между их субъективными переживаниями и объективными требованиями реальности". Терапевти¬ческий процесс психодрамы затрагивает широкий спектр человеческого опыта, включая его эмоциональную, когнитивную, межличностную составляющие и поведенческое научение.

П.Ф. Келлерман разделил терапевтические факторы на семь больших категорий [1]:
  • Искусство терапевта (компетентность, личность).
  • Эмоциональное отреагирование (катарсис, высвобождение сдерживаемого аффекта).
  • Когнитивный инсайт (самопонимание, знание себя, интеграция, реконструкция восприятия).
  • Межличностные отношения (встреча, "теле" и исследование переносов и контрпереносов).
  • Поведенческое обучение и обучение действием (научение новому поведению посредством использования награды и наказания, отыгрывание в действии).
  • Имитационное моделирование воображаемого (поведение "как будто", игра, символические представления, иллюзии).
  • Неспецифические целебные влияния (глобальные вторичные факторы). Очевидно, что любое понимание терапевтического механизма психодрамы потребует создания мультивариантного поля, которое будет включать не только отдельные элементы, но и сочетание различных аспектов, например катарсиса и "теле".

Такой стиль рассмотрения соответствует мнению Аппельбаума (1988), который подчеркивал важное значение организации мышления в мультивариантных терминах при построении концепции перемены: "В концептуализации перемены мы находимся лишь на примитивной стадии обозначения меняющихся величин, одним из симптомов этого состояния является создание и использование множества различных слов для обозначения одного и того же. Мы далеки от успешного интегрирования того, что обозначили при помощи абстракций более высокого порядка. Таким образом, нам легко рассуждать, принимая одно средство достижения перемены как главное и принижая или игнорируя другие... Понимание процесса перемены требует интеграции всех значимых величин, а тонкая интеграция построит их по порядку влияния на процесс перемены".

Следовательно, если эмоциональные проблемы могут быть вызваны комбинацией факторов (например, это могут быть конфликты времен детства, остановка развития, нарушенные отношения, вытеснение, подавление, неадекватное обучение навыкам), то и лечение должно идти по разным направлениям, и объяснение должно быть получено с различных точек зрения. Далее, следует осознавать, что процесс лечения может различаться для разных людей, с разными терапевтами, в одной обстановке и при разной степени взаимного соответствия друг другу пациента, терапевта и группы. Одному пациенту поможет продвинуться вперед инсайт-в-действии, тогда как для другого окажется более полезным вовлечение в искренние и теплые межличностные отношения. Для прочих центральной детерминантой изменения личности может стать эмоциональный опыт (Александер, 1946).

Картину усложняет то обстоятельство, что по ходу терапии относительное значение терапевтических факторов может меняться: в начале сессии катарсис будет важнее, чем инсайт-в-действии, а в конце может быть и наоборот.

Сессия классической психодрамы, согласно Морено (1972), состоит из трех стадий: разогрева, действия и шеринга. Морено была предложена и четвертая стадия - анализ - процессинг (Келлерман). Эти стадии включают традиционные практически для всех методов психотерапии фазы. После заключения начального контракта о лечении и краткого или более расширенного исследования личности пациента, терапевт старается сфокусироваться на тех проблемах, к которым он вместе с клиентом обратится в процессе терапии. Сопротивления началу терапии анализируются и нейтрализуются, затем инициируется та или иная фора вербальной или невербальной коммуникации с внутренним миром пациента.

Собственно процесс лечения был описан Фрейдом (1914) как воспоминание, повторение, проработка, что отражает постепенный процесс реинтеграции прошлого и подсознательного материала в терапевтической ситуации. Юнг (1967) предпочитал описывать этот процесс как проходящий четыре стадии: (1) признание, исповедь, (2) объяснение, (3) обучение, (4) трансформация.

Процесс психодраматической терапии подходит к этим описаниям, включая фазу эмоционального разогрева для воспроизведения событий прошлого здесь-и-теперь. В середине фазы действия протагонист получает помощь в достижении катарсиса, обретении инсайта-в-действии и для завершения акта.

Хотя важен весь процесс психодрамы, считается, что середина фазы действия оказывает наибольшее влияние на протагониста, так как, согласно Страппу (Strupp, 1972), в середине процесса терапии пациент наиболее чувствителен ко внешним стимулам и наиболее открыт для перемен.

Согласно психодраматической кривой Холландера (Hollander, 1969), это "вершина" сессии. После этого следуют стадии успокоения, проработки, интеграции и переобучения. Фазы завершения и шеринга помогают протагонисту вернуться к внешнему миру и повседневной реальности.

Психодрама является жизнеспособной альтернативой другим психотерапевтическим методам в достижении более адаптивного поведенческого стиля, в изменении антисоциального и других типов нежелательного поведения.

Литература

  • Келлерман П.Ф. Психодрама крупным планом: Анализ терапевтических механизмов. М., 1998.
  • КипперД. Клинические ролевые игры и психодрама. М., 1994.
  • Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. М., 1994.
  • Марино Р.Ф. История Доктора. М., 2001.
  • Морено Дж.Л. Психодрама. М., 2001.
  • Морено 3. Психодрама: ролевая теория и концепция социального атома // Эволюция психотерапии. Т. 3. М., 1998.
  • Психодрама: вдохновение и техника / Под ред. П. Холмса и М. Карп. М., 1997.
Аватара пользователя
Павел Корниенко
Редактор сайта
Сообщения: 873
Репутация пользователя: 31




Строка для библиографии: Гройсман А. Психодраматическая модель творчества по Морено. Режим доступа: [https://psihodrama.ru/t1241.html]

Вернуться в Статьи о теории психодрамы



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0