Семинар Питера Келлермана. Общество и коллективная травма

Равноправные с психодрамой части терапевтической триады Я. Л. Морено

Непрочитанное сообщение Павел Корниенко 21 июл 2019, 15:13

Источник: http://peterfelix.tripod.com/


Т. В. Гой, П. П. Горностай, Е. В. Кистаева

В психодраматической жизни Киева начало лета 2005 года ознаменовалось приездом известного специалиста психодрамы, ученика Зерки Морено Питера Феликса Келлермана из Иерусалима (Израиль). Питер Келлерман – клинический психолог, психодраматист, доктор психологии, автор многочисленных научных публикаций, в частности, книги «Психодрама крупным планом» (1998), изданной на пяти языках и давно ставшей бестселлером в психодраматическом мире.

Идея социодраматического семинара возникла в конце 2004 года, в дни «Оранжевой революции», когда готовился к печати специализированный выпуск журнала, посвященный политической социодраме. Питер Келлерман, автор известной статьи «Социодрама», опубликованной на английском, португальском, шведском, немецком, а теперь и на русском (2004) языках, сам предложил провести этот семинар в Киеве. Предполагалось посвятить его проблемам коллективной травмы и социальных трансформаций в Украине.

Питер тщательно готовился к семинару в стране, где он никогда не был раньше. «Я начал „разогреваться” подробностями вашей истории, – писал он в одном из писем. – Я узнал, что 5-6 миллионов граждан Украины умерли во время 2-ой Мировой войны и 2,7 миллионов солдат погибли в армии СССР. Кроме того, за 72 года коммунизма люди перенесли политические гонения – их арестовывали, пытали, осуждали на каторжный труд и казнили. Конечно, большинство ныне живущих в Украине людей все еще поражены этой массивной „коллективной травматизацией”, большинство взрослых еще помнят, „как это было тогда”, им необходимо поделиться с другими этими воспоминаниями и начать справляться с ними эмоционально. Многие до сих пор оплакивают личные потери и нуждаются в том, чтобы горевать и прощать. Какие психологические следы можно обнаружить в поколениях украинского народа, перенесшего эти трудности? Что скрыто за барьерами вытеснения, которыми нужно было защищаться от жестокой реальности? Сейчас, когда действительность немного спокойнее, есть время взглянуть на эти прошлые потери и начать длинный путь проработки от начала до конца для личности и для общества».

Семинар Келлермана стал первой акцией, которую провела недавно созданная Украинская Ассоциация психодрамы. Он состоял из трех частей: 1) круглый стол на тему «Трансгенерационная передача травмы», организованный совместно с Институтом социальной и политической психологии АПН Украины (31 мая); 2) социодрама на тему «Военная травма, коммунизм и социальные изменения в Украине» (1 июня); 3) супервизия на общие темы психодрамы (2 июня). Участниками воркшопов стали более 30 человек, а на «круглом столе» побывало почти полсотни специалистов.

Интерес Келлермана к теме коллективной травмы и ее последствий для потомков понятен: он работает в Национальном Израильском центре психологической помощи выжившим во время Холокоста и последующим поколениям. «Я особенно интересуюсь тем, как „коллективная травма” в очень глубокой степени воздействует на каждого. Она даже передается из поколения в поколение и становится частью культурной идентичности» – писал Питер в письме. Он обнаружил интересный факт: потомки жертв Холокоста часто переживают в сновидениях, грезах и фантазиях все те ужасы Второй мировой войны, которые испытали их прародители. Келлерман занялся изучением проблемы, – каким образом травма родителей передается детям (см. Kellermann, 2000). Метафорически он объяснил это так: «Травма как тень, которая присутствует в душах людей, и эта тень попадает в души их близких».

На «круглом столе» речь зашла о передаче травматического опыта детям в украинской культуре. Участники выделили среди наиболее травматичных событий нашего народа неоднократно повторяющийся голод начала-середины 20 века. Питер рассказал, как происходит эта трансгенерационная передача (передача будущим поколениям): «Травма передается в рассказах, эмоционально окрашенных бессознательными посланиями. Так, люди, пережившие голод, никогда не выбрасывают хлеб, они заставляют своих детей много есть, и те вынуждены все съедать, чтобы их успокоить. Таким образом, травма родителя, его подсознательная память передается ребенку, становится его памятью. Конечно, дети по-разному восприимчивы к этой передаче, очень глубоко воспринять травму может лишь один из детей. Например, в старости с матерью остается младшая дочь, потому что несет травму матери, потерявшей на войне свою мать. Дочь меняется ролями со своей погибшей бабушкой, заменяя ее своей маме – она выполняет сценарий жизни матери, пренебрегая собственным».

Травма привносит в семью взаимное непонимание, повышенные требования родителей к детям, обиды. Одна из сложных проблем в травмированных семьях – это «молчаливый сговор», своего рода табу – дети выбирают молчание для своей безопасности. Но, несмотря на сложность и болезненность переживаний последствий травмы, существуют и положительные стороны: травма делает личность выносливее, помогает ей стать мудрее, дает понимание ценности человека и отношений не только в группе, но и в обществе. Человек, переживший травму, в дальнейшем будет переносить экстремальные события более спокойно.

Во время всего двухчасового «круглого стола» 5-летний мальчик, который пришел на заседание вместе с родителями, рисовал войну. Рисовал сам, ему никто не подсказывал эту тему, которая живет в сознании и бессознательном уже нового поколения. Это, наверное, символично, очевидно война – это травма, которая еще не проработана до конца. И будет ли проработана в будущем?

Социодрама, состоявшаяся на следующий день, собрала очень разнообразную группу участников. Были представители разных областей Украины, а также психодраматисты из Москвы, что тоже оказалось достаточно символичным. Внезапно актуализировалась тема использования русского языка на территории Украины, что еще раз подтвердило, что в психодраме нет ничего случайного.

Люди говорили о глубоких личных чувствах, связанных с последними событиями политической и социальной жизни Украины. Наиболее эмоционально звучала тема личности и «оранжевой революции», яркого социального события, которое в сознании многих жителей Украины связывается с демократическими изменениями в политике и в развитии страны. Энергия в группе была высокой, группа заметно ожила. В этот момент казалось логичным поставить социодраму на тему «оранжевой революции», так как, идя в этом направлении можно было дать возможность членам группы отыграть многие эмоции, освоить новые роли, оказавшиеся полярными в реальных событиях, и таким образом получить новый социальный опыт в безопасном пространстве.

Но мастерство профессионала превзошло все ожидания и предположения. Стиль работы Питера Келлермана можно охарактеризовать как изящный и деликатный. Он обращал основное внимание не на те эмоции, которые находятся на поверхности, а работал с «подтекстом», подходя к проблеме психоаналитически. Нынешняя проблема родилась позавчера, меняя отношение к той прошлой проблеме, человек меняет отношение к сегодняшней. Келлерман убежден, что даже очень давние социальные травмы и катаклизмы влияют на личности живущих ныне поколений.

Питер предложил поставить социодраму на тему истории Украины от самых истоков до сегодняшних дней. Предложение было удивительным и неожиданным. С подобным обращением к истории работал во время своего приезда в Киев (в марте этого года) и Йорг Бурмайстер, также ученик Зерки Морено и друг Келлермана. При экзистенциальной тематике драмы он пред-ложил инсценировать всю жизнь протагониста – от рождения и до сегодняшних дней, и опирался в своей работе на понятие «культурные роли».

Решение Питера было продиктовано анализом настроений, запросов и тем большинства участников и сфокусировано в проблеме, выраженной следующей мыслью: уровень демократии в обществе определяется, в том числе, и тем, как в нем относятся к инакомыслящим, к тем, кто отличается от большинства внешностью, взглядами, принципами, идеями.

На социодраматическую сцену были выведены яркие образы украинской истории от княгини Ольги до сегодняшней Украины. И не только украинской, в контексте истории Древней Руси была представлена и Москва. Это тоже имело символическое значение, ведь в русско-украинских отношениях до сих пор остается много незавершенных эмоций, нерешенных проблем и
непроработанных травм. Фокус ведущего был не в соблюдении исторической правды, он шел за группой и доверял тому, что в ней рождалось. Социодраматург инсценировал историю, которая и является глубинной социальной и эмоциональной реальностью данной группы, а, следовательно, и украинского общества, срезом и микромоделью которого эта группа выступает.

У актеров были очень сильные чувства. Это еще раз доказывало, что сегодняшние баталии и противостояния имеют глубокие культурные корни, уходящие во времена княгини Ольги, когда уничтожали инакомыслящих и не принявших христианскую веру. В украинской истории есть много фактов различного рода гонений, суть которых в инакомыслии и непокорности существующей власти. Насилие и уничтожение иноверцев стало нашей культурной нормой. Из отзывов, мнений и чувств участников воркшопа, можно сделать вывод, что это культурный стандарт нашего общества – «будь как народ, это безопасно. Сильно отличаться, не принимать идею большинства и быть другим – это жизненно опасно».

В этой масштабной исторической социодраме Питер особое внимание уделил строгой разметке времени, чтобы участники не находились в разных временных пространствах. Традиционно социодрама строится не только на принятии роли и констатации ее, но и на изменении и принятии новой роли. Поэтому, эмоционально проиграв исторический путь Украины, участникам было предложено освободить пространство и поставить сцену «Украина сейчас», где каждому нужно было найти свое место. Рождавшиеся чувства и эмоциональные состояния были совсем иными, чем вначале. Таким образом Келлерман дал возможность участникам группы прочувствовать силу и глубину социодрамы, расширяющей возможности, дающей доступ к внутренним ресурсам, способствующей личностному росту. В завершении Питер сделал короткий комментарий, суть которого в том, что в прошлом ничего изменить нельзя, но знание и память о нем меняют настоящее, снимают лишнее напряжение, делают свободнее и мудрее.

Тему гонений закономерно продолжил третий день работы Келлермана в Киеве. Хотя была заявлена супервизия на общие темы, социометрический выбор группы пал на не отыгранную тему «оранжевой революции», и Питер показал психодраму с элементами социодрамы. Психодрама становится социо-драмой тогда, когда в нее входит еще одна реальность – социальная. Интересно, что Келлерман не дал протагонистке задать антагонистическую роль, а вводил вспомогательное лицо, используя ресурсы и помощь зрителей. Важным было то, что протагонистка выбрала на свою роль женщину, которая выражала чувства громче и агрессивнее, привнося в драму много личного. Протагонистка это принимала, давая понять, что в жизни она так поступить не может, что она более сдержана, но исполнение ее роли актрисой ей очень помогло. В этом выражении протеста участвовала почти вся группа. Это было похоже на поиск протагонисткой внутреннего ресурса посредством социодрамы.

После психодрамы Келлерман провел процесс-анализ и, ответив на многие вопросы группы, попрощался с киевской аудиторией. За эти дни поднималось множество различных по своей глубине тем, но центральной среди них оказалась тема гонений и репрессий – на наш взгляд, одна из самых сильных и глубоких травм, которые передаются из поколения в поколение.

Программа пребывания Питера Келлермана в Киеве была очень насы-щенной. Кроме проведения семинара он успел посетить Бабий Яр – место массового уничтожения евреев во время Второй мировой войны, и съездить в Славутич, где встречался с психологами и психотерапевтами, сотрудниками Социально-психологического Центра помощи жертвам Чернобыльской аварии, созданного при содействии ЮНЕСКО. Питер много рассказывал, но еще больше расспрашивал о последствиях Чернобыльской катастрофы, о той травме, которую она принесла нашему обществу.

Уже перед самым отъездом Питера из Киева в Москву, ожидая машину в холле гостиницы, мы неожиданно стали свидетелями израильского сюжета телепередачи «В поисках приключений». Показывали будни Израильской армии; в одном из кадров внезапно появилась девушка в камуфляже, она, как выяснилось, была из Украины, и как все иммигранты, должна была проходить службу в Вооруженных силах Израиля. Однако, судя по ее веселому настроению, она еще не была этим травмирована. Вот так, в эти завершающие минуты, все символически переплелось: Израиль, Украина, война, травма, социодрама и психология людей.

Питер Келлерман уехал довольный проведенными в Украине днями, переполненный впечатлениями и с твердым намерением приехать в Киев еще раз.

Литература

  • Келлерман П. Ф. Психодрама крупным планом: Анализ терапевтических механизмов / Пер. с англ. – М.: Класс, 1998. – 240 с.
  • Келлерман П. Ф. Социодрама // Психодрама и современная психотерапия. – 2004. – № 4. – С. 7-21.
  • Kellermann N. P. F. (2000). Transmission of Holocaust Trauma. – National Israeli Center for Psychosocial Support of Survivors of the Holocaust and the Second Generation // http://peterfelix.tripod.com/home/trans.htm
Аватара пользователя
Павел Корниенко
Редактор сайта
Сообщения: 841
Репутация пользователя: 28




Строка для библиографии: Семинар Питера Келлермана. Общество и коллективная травма. Режим доступа: [https://psihodrama.ru/t1082.html]

Метки темы

социодрама

Вернуться в Статьи по социодраме и социометрии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0